Эта страница переведена с помощью машинного перевода. Машинный перевод этой страницы отключен.

Последнее слово подсудимого Анатолия Токарева в Кирове

Кировская область

В своем последнем слове подсудимый напомнил суду, что в 1991 году власти страны уже осудили религиозные репрессии и реабилитировали Свидетелей Иеговы. Также Токарев объяснил, что никогда не участвовал в экстремистской деятельности, а отречение от веры для него неприемлемо.

Стенограмма судебного заседания в Октябрьском районном суде г. Кирова от 06.10.2020 по делу 1-82/2020 по обвинению Анатолия Токарева в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 и ч. 1 ст. 282.3 УК РФ.

Токарев Анатолий Михайлович: Я вновь прошу приложить мои письменные заметки к материалам дела.

Поскольку другой возможности мне больше не представится, в самом начале этой своей последней речи я хотел бы поблагодарить всех участников процесса.

Я благодарен Вам, Ирина Александровна, за плодотворное сотрудничество в течение многих месяцев в составлении протоколов судебных заседаний. Также спасибо Анне Александровне, которая с доброжелательностью предоставляла нужные материалы дела для фотокопирования.

Я благодарен Вам, Яна Юрьевна, за проявление уважения к моим религиозным чувствам. Вы проявили это тем, что после моей просьбы буквально на втором судебном заседании стали произносить имя Бога, в которого я верю, с правильным ударением. Также я чувствовал Ваше уважительное отношение на всех других заседаниях, и это несмотря на то, что как в фехтовании, приходилось состязаться и наносить друг другу в том числе колющие словесные выпады.

Я хотел бы также выразить благодарность следственным органам за то, что ко мне не применялось физическое насилие и не применялись меры лишения свободы в период предварительного следствия, но, напротив, было подчеркнуто вежливое и уважительное отношение.

Я благодарен Вам, Ваша честь, за то, что Вы предоставили мне достойные условия для выступления, я не был запертым в клетке, которая за моей спиной, а сидел за столом. Спасибо, что терпеливо переносили мое незнание многих организационных и юридических вопросов, позволяли высказывать реплики по различным эпизодам, выслушивали мои доводы в свою защиту.

После того, как мне будет вынесен [приговор], во многом мало что …

Загрузить полный текст